Fairy Tail: Awesome!

Объявление

сюжетгостевая книгасписок занятых внешностейсписок ролей
шаблон анкетыправиламагиямир «Fairy Tail»F.A.Q.

Уважаемые гости и пользователи «Fairy Tail: Awesome!». Всё ещё читаете, да? Что же, тогда не станем задерживать в кратком экскурсе по оному ролевому поприщу, созданного с целью подарить игрокам возможность прожить жизнь в мире Фиора, участвовать в главных баталиях или плести интриги за спиной товарищей-магов без употребления наркотических веществ. Наше средство получение услады для души не имеет никаких противопоказаний, особенно рекомендовано страдающим от переизбытка воображения. Мы хотели дать возможность участникам погрузиться в мир, который бы отличался от существующих-активных ролевых игр по Фэйри Тэйл; сделать этот мир загадочным (главным антагонистом игры не является Зереф), реалистично-жестоким («я твой отец» - для нас стандартное приветствие), романтичным (Желлал наконец-то поцеловал Эльзу). Готовы погрузиться в нашу атмосферу? Читать далее...

29.05.2019. Мы под феном.

~ Aaron


12.05.2019. Люблю делать странные новости;
На заметку в бложик еще не накопилось, поэтому отписываюсь тут. У нас первая анкета и первый эпизод! Вливайтесь, все будет кока-кола.

10.05.2019. ВОЗРАДУЙТЕСЬ!
Мы вновь открылись. Приносим свои извинения за долгое отсутствие, спасибо за понимание.

08.05.2019. Где-то глубоко под форумом:
Сюжет мы всё продолжаем ждать от Паши.
Останется тема партнёрства и можно открываться.

23.08.2015. НУЖНО БОЛЬШЕ ОБЪЯВЛЕНИЙ!

11.03.2015. OH! MAKE US UNSEE IT!

11.02.2015. Проходит набор в ивент, посвященный дню всех влюбленных. Количество мест неограниченно!

29.01.2015. СПЕШИТЕ ВИДЕТЬ! ИСТИННОЕ ЛИЦО! В ЛИЦЕ ВОЗРАСТА! P.S.: Коэн Дрейар возжелал минусов себе в профиль.

25.01.2015. Ночь, улица, Желлал и форум. Бессмысленен и тускл свет. А ВОТ И НЕТ! Мы же официально открылись ^^

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Fairy Tail: Awesome! » Игра в прошедшем времени » [11.08.814] «The box with the voices»


[11.08.814] «The box with the voices»

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

https://d.radikal.ru/d23/1905/25/b9f952f0ed92.gif

Участники легенды: Александр Дрейяр, Лэйра Альберона.

Препятствия на пути: Деревушка на окраинах Фиора; без осадков, хотя и облачно.

Миф: Несчастный случай в деревне Ведомых. Отправленный заказ оказался не соответствующим изначальному описанию, в связи с чем была неверно выстроена градация сложности. Отправившиеся на место участники гильдии, преимущественно были из подрастающего поколения. Спровоцированный неопытными действиями взрыв магической силы повлёк за собой разрушения и смертельные последствия.

+1

2

Скрежет зубов Лекса грозился стать неприлично заметным — мужчине было абсолютно всё равно, что про него подумают детишки вокруг. Пусть сочтут его грубым и высокомерным, от недостатка общения с такой мелочью маг нисколько не потеряет. Вся эта затея дурно воняла с самого начала, но оболтусы из гильдии не могли почувствовать дури, ибо от самих разит, как от помоев. Помоями они и являются. Он закрыл глаза, абстрагируясь от пустой болтовни своих спутников — такой же нелепой, как и их способности, но гогот и гам проникали сквозь хрупкую завесу, заставляя брови нервно подёргиваться.
Всё началось с броского объявления на стене, награда за которое многократно превышала прочие такого же уровня. И хотя обычно столь высокая цена подразумевала огромную ответственность и сопряжённую сложность, сейчас об опасностях не думал никто. Молодые волшебники были слишком ослеплены алчностью, или собственной глупостью о величии гильдии к которой принадлежат. Мы из Хвоста Феи! Лучшей Гильдии континента! Стадо якальщиков. Дрейяр с сомнением вертел в руках заказ: описанные на пергаменте обстоятельства казались не полными, а потому внушали сомнения. И это он (а о себе и своей цене мужчина полагал слишком многое, самооценка была избалована достижениями и врождёнными талантами) колебался — а что же до слабоумных баранов? О, эта орава поспешила составить конкуренцию, уверенная на все проценты в том, что не столкнётся ни с какими трудностями, раньше ведь не сталкивалась. Но раньше для них не оставалось сложных контрактов, лишь пустяки вроде вычистки крыс из дома старушки. Будь у них доступ ко второму этажу, они бы хватали задания и от туда без разбору. Чёртова толерантность и крики о дискриминации воззвали их к мысли, что ранги не имеют никакого значения: и что все эти ребята, награждённые скромными мздами, не превышающими ранг С, смогут в совокупности превзойти S.
Впрочем, он был не единственным, кто отличался магической силой, оставалась Альберона. Серая мышь гильдии с тем-самым-дедушкой. Однако прежде Лэйре и Алексу не доводилось сотрудничать или работать на опережение, потому сложно было сказать: получила ли свой ранг Альберона за собственные задатки или за имя родственника. Если верить слухам, она та ещё замарашка и зануда, но Лекс не верил слухам — лишь своим глазам.
До потерпевшей деревни Ведомых оставалось совершенно немного: звенящие своими голосами близнецы Иоши и Дэйки радостно помчались вперёд: «Мы первые!». Синдром Драгнила. Это стоило назвать именно так: мы первые, кто будут погребены. Впрочем, у Драгнила хотя бы была сила убийцы драконов, в силу человеческих качеств и дружбы блондин не верил. Для спутников Дреяра всё это было частью увлекательного приключения о котором они очень скоро будут рассказывать в таверне, хвастать сувенирами и блаженно перебирать в памяти благодарности местных. Ожил плетущийся позади Керо — молодого человека с длинной чёлкой утомляли монотонные и одинаковые вещи, именно таким он подразумевал длительный поход пешком до места назначения. Игриво закрутила в пальцах декоративную нить своей блузки Юми — куда больше магии ей нравилось пользоваться женским даром, привлекающим взгляды. А Альберона... Дреяр обернулся в сторону внучки Гилдартса. Она всё такая же серая, но уже не мышь: закрытая поза и гордая осанка, скорее, волчица.
Не торопясь мужчина последовал вслед за суетливыми: если здесь и есть ловушки, то мясо впереди сыграет свою роль. Не смотря на убеждение о несостоятельности большинства участников задания, Дреяр никого не убеждал отступиться. Возможно потому, что бы уверен — их жизнь итак ничего не стоит.
Кажется, путь всё-таки чист. — Со скучающим недовольством произнёс мужчина, когда Юми вприпрыжку скрылась за дверью дома старейшин. Казалось, что он ожидал другого результата с членами внутригильдийской команды «Звездец» с более категоричным концом.
Горизонт был чист, а деревня не отличалась от сонмища других поселений. Из ухоженных хижин ровно струился дым; на траве беззаботно играли дети, возомнив себя героями легенд; неподалёку паслись упитанные животные; широкая в плечах торговка ругалась с пузатым мужчиной за цену. Не было бледных жителей, страха в глазах и предрекающего противного старца, что дёрнет за руку с мольбой — Не ходите, Смерть уже ждёт за углом!
Александр нахмурился: либо всё это иллюзия, либо жители были в неведении. Мысль о том, что его согильдийцы могли быть правыми в своей оценке, и на деле задание не представляло никакой сложности, даже не приходила мужчине в голову.
Виляющая тропинка привела его к самому большому домику, украшенному ныне вдохновляющим посланием мудреца: «Свобода одного оканчивается там, где начинается свобода другого!», однако при более внимательном взгляде можно было заметить, что изначально на мощённое доске было выгравировано иное предложение, в котором так же фигурировало необъятное понятие свободы. Главное, что не оставь надежду всяк сюда входящий. Чуть наклонившись, чтобы не врезаться в низкий проход, волшебник проследовал вглубь за остальными ребятами.
Всё верно, мы из Хвоста Феи! — Уже изъяснялась Юми перед старейшинами. Девушке нравилось внимание, поэтому она не могла упустить возможность выступить, тем более, шанс понравиться незнакомым людям. Вот он — квест, к которому себя обязала эта глупышка. Не сразить дракона, а обзавестись новыми воздыхателями.
Слава богам! Мы больше не могли скрывать этот кошмар... — Вознёс руки к потолку седой мужчина с квадратным подбородком. В отличие от облика деревушки снаружи, в логове старейшин были все атрибуты горечи: затхлый запах страха и пота, беспорядочно бегающие взгляды, выступающие на бледной кожи вены.
Говорящий пошатывался, было видно, ему недоставало сна за все беспокойные дни, однако рассказ его был собранным и точным, ни один прочий старейшина не перебивал его, не разламывал картины образов иным скрипящим голосом. Мудрец поведал о том, что в их поселении был молодой исследователь, увлекающийся секретами магии. В деревушке его не порицали, а относились с уважением — он был не только человеком нового времени, обещающего блага, но и обладавшим понимающими добрыми качествами. Всегда выручал, не мог оставить в беде: безвозмездно выдумывал изобретения, улучшающие быт, отзывался на любые совместные работы. Последний его проект однако обернулся трагедией — но обнаружили это не сразу, а лишь тогда, когда стало слишком поздно. Два дня исследователь не покидал своего дома, а когда пришли посмотреть, не случилась ли беда, нашли его остывшее тело, а рядом подозрительный сверкающий шар. Вернее, тогда казалось, что это шар: когда же старейшина решился аккуратно поднять его убедился, что на самом деле это дыра в полу. Дыра, которая начала расти. А два дня назад из неё стали слышаться голоса на неясном языке и таинственный шепот.
Керо тихонько наклонился, чтобы прошептать шальную мыль одному из близнецов, его губы едва сдерживали улыбку. Смейся, болван, чужая смерть куда интересней будничной прогулки и уничтожением крыс. Хвост Феи не может называться могущественной гильдией, пока внутри её состава столько грязи.

+3

3

-Эл! — Тоненький голосок из-за спины заставляет вздрогнуть. Альберона поворачивает голову, приготовив свой холодный взгляд, так хорошо отпугивающий надоедливых согильдийцев, но останавливается, видя милое личико Мины, мнущейся чуть позади её стула. — Прости, что отвлекаю. Я не вовремя?
Она заливается краской и опускает взгляд, понимая, что нарушила покой Лэйры, готовящей очередную статью в научный, магический журнал, — перед женщиной были нагромождены книги и манускрипты. И волшебница, наверное, указала бы ей на это, но девушка, казалась, слишком сожалела о своем вмешательстве и нарушении уединения шатенки. К тому же, она была единственным человеком во всем Хвосте Феи, кто знал о маленькой тайне внучки Гилдартса.
Все в порядке, я хотела сделать перерыв! — Альберона откинулась на спинку и потерла переносицу. На губах заиграла легкая улыбка, призванная подбодрить девчушку и развязать ей язык. – Ты хотела поговорить?
Лэйра не была популярной девушкой. Не в том смысле, что её не замечали мужчины или не предлагали сделать фото для знаменитого журнала, который так любили старики Вакаба и Макао, — ей вполне хватало внимания противоположного пола, — скорее, из-за её нелюдимости и отрешенности, а так же желания уединиться с книгами или отправиться в путешествие, не связанное с заданиями. Она не подпускала к себе ближе, чем того требовало положение гильдии, не стремилась завести друзей, не искала команду для совместных вылазок, она вообще почти не подходила к Стене. Со временем все привыкли к этой странности и перестали донимать с глупыми вопросами или попытками увлечь её в приключение.
- Там… ммм… в таверне ажиотаж, новое задание и все хотят на него идти! — Выпалила она, сжав руки в кулачки и подтянув их к груди. — Я тоже хочу, но… это не простое задание и… может… может ты пойдешь со мной Эл?
Мина зажмурилась, боясь получить отказ, и затаила дыхание. Альберона окинула её взглядом, потерла виски и вздохнула, вставая из-за стола. Девчушка была новенькой, всего-то месяц, как получила метку. Душа компании, многие взялись её оберегать, некоторые взяли шефство, а другие умилялись и сравнивали с Люси или Леви, особенно старая кровь, сидящая за барной стойкой. Она стремилась всем угодить, но, при этом, писала замечательные статьи в местную газету, освещая жизнь Хвоста Феи. Непонятно было, почему она позвала Лэйру, когда ей мало кто отказывал, стоило только состроить вот такую вот мордашку.
Идем, посмотрим, что там за задание такое. Может мне будет с вами по пути! — Немного ворчливо сообщила девушка, поднимаясь. Ей не хотелось ввязываться в авантюру, но если Мина просит помощи, то на это были веские причины.

Таверна полнилась взволнованными голосами, слышался смех, звон посуды. Альберону приветствовали веселыми криками, кое-кто помахал рукой, а вот скромная девчушка, что шла позади своей старшей подруги, удостоилась большего внимания. Ей приглашали за стол, кто-то шутил, что в столь милом платьице на опасные задания не ходят — слишком отвлекать будет. Она отбивалась, краснея, или отводила глаза, не зная, как реагировать. Лэйра игнорировала, она пришла не за тем, чтобы с кем-то соперничать в красноречии и обмениваться колкостями.
Стоило только дочери Каны подойти к доске, как по залу пробежал взволнованный голосок. Событие века, прям, — она и на задание собралась. Шатенка невозмутимо сняла аккуратно прибитый лист пергамента и внимательно прочитала. Вот так дела и на это задание собрались… Развернув листок, Альберона изучала список тех, кто вызвался помочь деревне, обреченной на гибель. Брови поползли вверх. Имена рядовых представителей гильдии, ребята, конечно, они хорошие, но как маги… Что-то Мира ослабила хватку, раз перестала следить за тем, кто и какие задания берет.
И кстати, о хозяйке заведения. Вот чего Лэйра не ожидала, так это увидеть имя её старшего сына в списке рядовых согильдицев. Дрейяр и простаки, простаки и Дрейяр! Удивительно! Косо посмотрев на балкон второго этажа, она покачала головой.
Положив задание на столешницу ближайшего стола, она подписалась под именем Мины и посмотрела на взволнованную девушку, переминающуюся в паре метров от неё. Подмигнув скромнице, шатенка выпрямилась, отбросив перо в сторону, и взглянула на часы. Что ж, до выхода оставалось ещё полчаса, она успеет собрать нужные вещи и как следует подготовиться. Дорога петляет между горами и небольшими холмами. Альберона все время отвлекается, отстает от общей компании, задерживаясь то в подлеске, то на берегу горной речушки, вдоль которой растут какие-то одной ей понятные травки да цветы. Но каждый раз она нагоняла, оставаясь в хвосте. Пару раз девушка ловила на себе любопытные взгляды своих сопартийцев, и один раз ей даже показалось, что сам Дрейяр обратил на неё внимание и это, почему-то вызвало волну раздражения, необъяснимого и острого.
Мина все время что-то лепетала, отказываясь попадать под влияние общей массы и с нетерпением скакать впереди, обсуждая как круто будет, когда они вернутся с победой в стены родной гильдии. Многих толкало тщеславие, других же любопытство, Юки явно хотела собрать урожай восхищения собой, а близнецы вообще с головой не сильно дружили и вряд ли даже пары слов прочитали из листовки задания.
Впереди замаячили домики деревеньки — конечный пункт назначения. Половина отряда сорвалась вперед, словно это был ежегодный марафон, а Альберона напротив — замедлила шаг, позволяя всем узнать все раньше.
-Иди с ними, тебе же нужно быть в курсе дела! — Подбодрила она Мину, которая с тоской посмотрела на сбегающих по склону товарищах. Кивнув, девчушка сорвалась с места, а Лэйра свернула к загону с чудными зверями, выуживая из рюкзака блокнот и делая пометки в нем. Ей было неинтересно, что там произошло, она полностью уверена в своих силах, а из описания поняла, что в скором времени многие узнают, почему о ней шептались преподаватели в академии и как она столь быстро получила заветный ранг.
Перед тем, как углубится в записи, девушка проверила свою поясную сумочку, в которой располагалась колода карт, подаренных матерью, когда девочка начала интересоваться её магией. Альтернатива Гилдартсу понравилась куда как больше, нежели хрупкая внучка с его разрушительной силой. Но, в отличие от Каны, Эл больше походила на деда. Она очень быстро познавала мир магии, возможно, из-за того, что вступила на путь волшебницы слишком поздно, в сравнении с другими детьми гильдии, а может дело в её наследственности. Многими трюками, коими владела мать, она обучилась едва ли не сразу.
Искоса глянув в сторону дома старейшины, убедившись, что все сопартийцы вошли внутрь, она захлопнула блокнот и закинула на плечо рюкзак, направляясь в сторону местных жителей, взволнованно перешептывающихся чуть поодаль. Улыбнувшись старушке, за которую прятались дети, она вежливо начала опрашивать их о том, что же, все-таки, произошло и зачем им понадобилась помощь гильдии, чьи услуги были в разы дороже, нежели одиночек-приключенцев. То, что ей поведала женщина, не очень-то и обрадовало её.
А как мне попасть в его дом? — Все ещё стараясь улыбаться, хоть в зеленых глазах плескалась тревога, Лэйра склонилась к женщине, но та, испуганно посмотрев на незнакомку, схватила её за руку.
Не вздумай, милая! Не стоит! Многие пытались, но никому не удавалось справиться с этой... этим, последняя надежда на легендарный Хвост Феи! — Вот только к вам пришли не те ребята из рассказов и легенд, а молодняк, который совершенно не знает, с чем столкнулся. Альберона все же настояла на своем и старушка с неохотой показала ей тропинку.
Хижинка, — а никак иначе это не назовешь,- исследователя стояла на отшибе, близ озера, в котором вот уже несколько дней никто ничего не ловил, страшась голосов и шепота, что слышались даже отсюда. Замедлив шаг, волшебница остановилась и присела на корточки, заглядывая под сваи, надеясь, что дыра не разрослась.

+2

4

В доме собраний было просторно, подразумевалась возможность укрыть здесь — под куполом веры, каждого сельчанина. Запах прокисшего был свойственным многим старикам — неизбежный атрибут многочисленных лет, когда гниёт не только память, но уже и тело. Технологии не маскировали его — деревне был излишен металлический блеск, маскировали травные запахи и оттенки цветов. Над каждым старцем деревни располагался венок из сушёных трав. Многочисленные чучела, украшающие стены отдавали лаком: обилие их подчеркивало состоятельность местного люда, как охотников — выказанные напоказ трофеи. Однако за спинами пяти высоких стульев, на которых восседали старейшины их не было: только изображение песочных часов, как напоминание неизбежного. Всё имеет свой срок. Время — слишком ценная валюта для торга. Кто-то из управленцев деревушки явно любит крылатые выражения и многозначительные символы.
Молчаливая старуха вознесла руки к потолку, её пальцы зашелестели в траве венка, стоило ей поймать взгляд Дрейяра. Окаймлённый алым цветом зрачок вызывал у женщины ассоциации острые, способные уязвить жестоким клинком воображения. Для женщины казалось, что именно с такими глазами были те сущности, зовущие из дыры. Однако глава поселения к нетривиальному облику путников относился спокойно — даже слишком. Его не волновал голубой оттенок кожи Керо или красные глаза Лекса. В своё время он сам был странником и видел немало вещей, которые сложно уместить в собственное сознание, которые так часто выходят за пределы флоры и фауны четырёх стен. Дома душат. Именно этот красноречивый и спокойный пожилой мужчина вёл рассказ про обстоятельства, именно он придумал спросить помощи.
Диалог исчерпан, по крайней мере пока. Мина ещё пытается ухватить ответы на пару деликатных вопросов, улыбается и не желающая оставлять центр внимания Юми Юки. Близнецы примерили воображаемые шляпы детективов (Иоши даже провёл рукой по импровизированному полю над головой), Керо проверял на подлинность рассказчиков. Скрывшийся за дверью Александр уже этого не видел. Хотя можно было бы оставить напоследок этим ребятам остроту, чтобы пощекотать их соперничество друг перед другом, но эти ребята едва стоили даже того, чтобы тратить на них время. Ведь время — слишком ценная валюта, чтобы ей торговаться, правда?

И что ты там увидела? — Вопрошает из-за спины Албероны блондин. Сложно сказать: нравилось ему или нет, что кто-то кроме него решил заняться настоящим делом, а не клеит на грудь невидимые звёздочки заслуг. Не дождавшись ответа, Дрейяр сам наклонился так, что меховые рукава покрылись росой грязи.
Более хмурым он выпрямился обратно и проследовал к двери. Обстановка внутри хибары была не богата, но прослеживался точный взгляд человека науки: беспорядок вкупе с многочисленными заметками, мириад клочков исписанного пергамента и даже письмена на древе стен — когда не смог найти ручку? Дыра уже посасывала ножку стола, от чего тот накренился в сторону, но не падал. Именитых демонов Тартарса создал Зереф, но не он первым был тем, что придумал это слово «демон», и не только его детей пожирала Мираджейн — слишком много душ в одной плоти, изредка знакомые с девушкой люди всерьёз задумываются — та ли эта Мира, которую они когда-то знали? Сознание отвлекается на собственный опыт и сомнения. Тем не менее, демоны действительно существовали ещё в древности, буду продолжать жить и в далёком будущем. Но являются ли они теми, кто удерживает эту дыру? Александр сомневался. Ни сознания, ни ощущения не говорили ему о близости с существом настолько тёмным.
Бумаги, казалось, местными жителями потревожены не были — умел ли кто-то из них читать? Тем не менее почерк учёного рассказывал об эксперименте только отрывочно, по крайней мере, на тех листках, что нашёл Дрейяр. Он поднял голову, чтобы осмотреться.

+2

5

Лэйра свела брови к переносице и между ними залегла морщинка, её пришлось упереть руку в сырую землю, чувствуя, как к коже липнут мелкие камешки и грязь. Захотелось сразу отряхнуться и вымыть руки в озере, словно это могло как-то ей навредить. Простое чистоплюйство человека, который не привык к походам и полевым условиям.
Покусывая нижнюю губу, она размышляет, уставившись на основание дома, будто и правда что-то там видит, погруженная в свои мысли и просчеты вероятности, она не слышит неторопливых шагов согильдица, вышедшего чуть сбоку и медленно приблизившегося к ней. Голос, донёсшийся откуда-то сверху, напугал, заставил вздрогнуть и с недоумением посмотреть на Александра, склонившегося чуть ближе к ней. Альберона замерла, разглядывая холодный профиль, словно видела его впервые, кажется, за последние лет пять это действительно было впервые, не смотря на дружбу между матерями.
И что ты там увидела? — До неё не сразу доходит суть вопроса, зато в голове появляются странные мысли, которые девушка пытается задушить в корне, как что-то противоестественное и лишь через несколько секунд, когда Алекс выпрямляется и спокойной походкой, сунув руки в карманы, идет к двери, она приходит в себя, резко вскидывается.
- Дреяр! Стой! — Едва не назвав его безмозглым идиотом, шатенка ускоряет шаг, пытаясь перехватить сорвиголову, но тот беспрепятственно входит в дом и Лэйре ничего не остается, как последовать за ним, наплевав на правила безопасности. Она все ещё немного рассержено сверлит его затылок взглядом, но любопытство берет верх и она включается в импровизированный обыск. – Жутковато выглядит, звучит ещё хуже!
В голосе слышится тревога, она лишь изредка косится в сторону дыры в полу, которая, невообразимым образом, создает впечатление расширения и это пугает. Нет, Лэйра не была из той породы, что отрицала страх или считала это чувство позорным, она и вслух могла высказаться о своих опасениях и вещах её пугающих, не Дрейяру, правда, но все же.
А вот это интересно…, — Вместе с Александром они изучают разрозненные и разбросанные записи. Тут точно не хватит и пары часов, чтобы выявить последовательность, в которой желательно все читать, учитывая, что формулы, термины и тезисы красовались даже на деревянной балке. Захваченная научными изысканиями мертвого человека, она разворачивается к Лексу и едва ли не вплотную подходит к нему, пытаясь показать место, показавшееся её любопытным, правда, момент, который некоторые могли бы посчитать весьма интимным, прерывается Миной.
Девушка врывается в хижину, даже не задумываясь о грозящей опасности или возможности того, что два сильных мага могут быть уже мертвыми, просто влетает, едва ли не растянувшись на пороге и не ткнувшись мордашкой в ноги Дреяра, кое-как удержавшись на ногах, с волнением тараторя.
Ты не поверишь, что я нашла! — Альберона была готова поверить во что угодно, если учесть то, что она нашла в записях, правда, Ал так и не увидел тот отрывок, привлекшие особое внимание шатенки. Теперь она смотрела на подругу, слушая и чуть кивая, покусывая губы. — В прошлом, далёком прошлом, эти жители называли себя хранителями времени.
Лэйра замерла, резко выпрямившись. Она знала, кто это, а если бы не чуралась общества и толпы людей, то, зайдя в зал старейшин и увидев песочные часы, смогла бы и сама догадаться, но, увы, волшебница выбрала иной путь. Ниточку размышлений, возникших в голове шатенки, прервал деловой тон одного из близнецов, впервые за все время, вызвав в ней волну раздражения. Холодный взгляд вперился в наглую морду Дэйки, но вздохнув, она сдержала нелестные слова, готовые сорваться с языка. Лишь молча подхватила Мину под локоть и вывела из избушки, проведя её ближе к берегу озера и усевшись на перевернутую лодку.
- Расскажи теперь все последовательно и не перепрыгивай с одного места на другой, ещё мне нужен карандаш, ты же всегда его носишь с собой! — Протянув руку, Альберона требовательно посмотрела на девочку, а получив требуемое, принялась делать пометки поверх записей почившего исследователя, иногда перебивая Мину и уточняя непонятные ей моменты.
Про Дреяра словно все забыли, хотя у него тоже были записи и он так же уделил им не мало внимания. Но, занятые своим делом, старшие ребята не заметили, как непоседливый квартет так и не вышел из хижины следом, отказавшись принимать в свои ряды троих новичков и играя в детективов. Спустя пару минут после всеобщего затишья, позади Альбероны послышался невообразимый треск, глухой удар и резко наступила тишина, правда, уже через секунду с громкими криками, толкаясь и сбивая друг друга с ног, с крыльца скотился комок из трех тел, перепуганных.
Оно пульсирует! – Взвизгнула Юки, вскакивая с Керо и спиной пятясь в сторону Александра, не сводя взгляда с трясущейся хижины. Тишина оказалась мнимой, звон медленно нарастал по мере усиления вибраций.
Твою мать! Иоши, накрой её щитом!

+2

6

Сложно было выудить информацию в таком беспорядке: страницы с писанием сообщали обо всём и ни о чём одновременно. У рассыпчатого водопада из пергамента он смог обнаружить повреждённые формулы души, а здесь, перед искусственной рытвиной у кровати, обрывающиеся на середине писания некого эксперимента «Amori»; Александр нашёл даже вырезки из исторических архивов сразу нескольких мест, но название ни одного из них молодой человек так и не вынес – сливающиеся символы до последнего избегали конкретики. Слишком много задач, на их расшифровку у гильдии, даже при содействии Академии и Института, уйдёт больше года, в этом не было сомнений. Знания же только одного Александра потребовали бы на примитивную адаптацию найденных свитков несколько десятков лет.
Мужчина бросает взгляд на булькающее во мраке нечто – сейчас у них едва ли был даже день. Старец подмечал, что скорость распространения скверны из другого мира в настоящем начала увеличиваться как будто в геометрической прогрессии, однако сейчас посасывающее пространство дыра, казалось, делает это ещё быстрее. Стоявший прямо стол теперь накренился, отдавал ей свою деревянную плоть. Может ли это значит, что близость к носителям магии возымела на неё такую реакцию? Или дырой кто-то управляет здесь, снаружи? В конце концов, задание с самого начала выдавало в себе подозрительность.
Присаживаясь совсем близко от источника неизвестного, блондин вглядывается в мерцающие недра бездны. Плотный кусок чёрной материи выражал смешанные ощущения, но утягивал за собой в чрево повальное внимание визави. Безликие контуры постепенно начали окружать дерзнувшего взглянуть в Морок. Мгновение, и Лекс видит, как проглядывает из ничего его собственное любопытство, две алкающие точки, налитые красным. Нет – то смотрело что-то иное, слишком не ясное, но определённо чужое и хищное. Ощущения обомлели, вместо голоса афония: опасность не вызывала страха. Почти гипнотизирующий контакт поглощает Дрейяра, маг даже не слышит, как обращается к нему Альберона. Но реакцией его завладевает кажущееся ему непонятным приближение девушки: после взгляда той твари всё вокруг становится дурманом, миражём, наваждением – продолжением сна. И сближение Лэйры привлекает внезапным интимным откровением, как будто пошлой тайной, вынашиваемой за всё время обучения в Академии.
Разве Александр засыпал?
Звонкий, детский голос помогает окончательно вынырнуть. Лицо Мины, застывшей на пороге, налилось красными оттенками, а заплетённые ранее волосы теперь торчали во все стороны. Дрейяр замечает, как опускается рука Лэйры, сжимающая между пальцами плотный свёрток. Ведь блондин и сам скомкал несколько вырванных глав. Конечно же, шифр писаний сумасшедшего. Или гения. Одно другому не мешает.
Ты не поверишь, что я нашла! — Не успел отобрать мужчина записи, как ввалилась в дом Мина. — В прошлом, — Девчушка проглотила увесистый глоток воздуха, чтобы отдышаться. — Далёком прошлом, — Важное уточнение! — Эти жители называли себя хранителями времени. — Для журналистки это сулило возможности. Умело поданной историей дышат многие читатели, особенно, если она затрагивает древнюю магию и великие загадки.
Прошу возразить, эти данные не имеют никакого отношения к делу. — Заскрипел порог, впуская близнецов, обыгрывающих всё тот же вальяжный образ. Ровно как и вы. Никакого отношения. Если близнецы уже добежали сюда, то Керо и Юки не заставят себя ждать.
Дэйки хотел было взять одну из бумаг, чтобы ознакомиться с важными вещественными доказательствами, наставляющими его детективное чутьё, но Дреяр резким движением отбил эту мысль тем, что вырвал листок. А ещё он задел шляпу — но даже не заметил. Какое хамство.
Разыскивать дальше подсказки с внешней стороны дома под импульсивные рассказы протеже Альбероны не удалось. Изменения уже в самом доме спровоцировали общий трепет.
Оно не просто трясётся. — Растягивается голос говорящего, пока он прикладывает руку к пульсирующей материи. Длань буквально чувствует, как по стенкам лачуги разливается магическая эссенция, кожу приятно покалывает. Слишком знакомое напряжение в воздухе. — Оно наращивает свою магию. — Что невозможно, поправляет скептический голос изнутри, если нет души. — Юми, попробуй воздействовать на Это своей магией, я хочу знать, имеет ли Оно под собой какую-нибудь личину. — Одёргиваясь назад, он буквально подталкивает вампирессу одним взглядом.
Следуя произнесённым словам Дрейяра, скромная лачуга начинает подниматься, прорастая из недр земли. Скрипящие балки закрепляются материализовавшимися каменными блкоами, окна округляются, приготавливаясь лопнуть, однако ограничиваются лишь обновлением рамы, сияющие символы на стенах складываются в мистические фрески. Преображение шумит, звон треска стекла заливается в уши, калеча слух. Среди местных жителей поднимается крик: местные обитатели не могли не заметить превращение в каменного монстра, старейшины показали свои головы из под расписной ткани – такой дешевой в сравнении с расстилающимися флагами незыблемого места.
Юми, к делу! — Напоминает Александр с не сдерживаемым рыком. — А вы оба, — Обернувшись к близнецам он хлопком окончательно сноси с одного из них воображаемую шляпу, удар заставляет молодую кровь встрепенуться. Округлённые от испуга глаза начинают прищуриваться в яростном негодовании. — Начинаете в темпе искать вещь, которую возможно назвать артефактом хотя бы из тезисов определения Академии. — Алекс не верит ни в кого из них, не верит, что занимая весь этот детский сад, он действительно увеличивает шансы на успех задания. Как только будет найдена лакрима связи, всех их следовало сбыть гильдии без возврата. — На крайний случай проведите рядом с предполагаемым артефактом магией. — Что именно будет при этом мужчина не обмолвился, однако был уверен — ребята поймут, если их скромных способностей, конечно же, хватит, чтобы вызвать что-нибудь. — Керо, свяжись с гильдией, спроси о связи у старейшин. Вперёд. — Скрылся за порогом Дрейяр, первым погружаясь в раскачивающиеся недра воздвигающегося храма.
Чёртос два, я буду его слушать. — Ощетинился Куре, готовый прыгнуть следом. Но сначала ему нужна поддержка. Может быть ему поддакнуть близнецы, или выразит своё согласие Лэйра.

+2

7

Все происходит быстро, на раздумья почти не остается времени, необходимо действовать и Александр, привыкший к лидерской позиции, берет это не простое дело на себя. Выкрикивая приказы, раздавая команды, он ни на секунду не задумывается о том, что упрямые и ещё не понимающие к чему все идет дети, могут просто проигнорировать его. В конечном счете, в голове Лейры возникла мысль, что в принципе, Дреяру плевать на остальных, если они не захотят делать по-своему, то он просто наплюет на них. А это уже плохо. Как ни крути, какими бы крикливыми, надоедливыми, назойливым и заносчивыми не были некоторые из спутников, они все ещё являлись частью Хвоста Феи, а значит, что Альберона, что золотой мальчик, несли долю ответственности за них, иначе, какого черта они вообще решили подписаться на задание? Неужели в высокомерных мыслях не закралась и толика беспокойства? Нет, она в это не верила, хоть и очень плохо знала Алекса, зато тесно общалась с его матерью и сводным братом.
Юми озадаченно смотрит по сторонам, переводя испуганный, рассеянный взгляд с оного сопартийца на другого, ища поддержки или точной инструкции. Они все, включая и Лейру, не привыкли к чему-то серьезному, особенно, когда на задания шли без присмотра старшего поколения. Свободный полет он такой, а надо было ведь думать, на что решил подписаться! Более суровый окрик вынуждает начать шевелиться. Девица, готовая принимать восхищенные взгляды и гору комплиментов, оказалась совершенно не приспособленной к командной работе, бросается вперед, спотыкаясь и едва не падая, тороплива раскидывая свои заклинания, ища отклика. Голосок явно дрожит, но она хотя бы старается.
Иоши игнорирует громкий выкрик Альбероны, - то ли не услышал, оглушенный раскатами грома, идущими из преображающегося дома, то ли впал в некую прострацию, - но реагирует на рык со стороны Александра, как и его брат. Шатенка предпочитает теперь молчать, передавая поводья более опытному согильдийцу и смело идет вперёд, готовая, если это потребуется, применить Крушение к тому, что может появится из открытой двери, за которой уже царствовала тьма. Напряжение пробирается под кожу, скручивает мышцы и делает голову пустой. На секунду она понимает, почему Юми выглядела так глупо, но успевает собраться прежде чем все началось.
- Иоши, - касаясь его плеча, волшебница чуть разворачивает парня к себе. Со стороны Алекса, привыкшего к компании весьма сильных и продвинутых магов, было опрометчиво просить парней искать артефакт, да и закрадывались сомнения, что он вообще есть, по крайней мере, в этой местности. – Накладывай щит, попытайся удержать зону, быть может мы успеем разобраться до того, как все разрастется. Пусть Дейки ищет.
- У меня не хватит сил, - шепотом произнес мальчишка и Лейра едва расслышала его слова, тут же впав в ступор. Видимо близнец был напуган до чертиков.
Выругавшись про себя, она взглядом поискала Юми, а та уже бежала к двери, чтобы сообщить полученные данные Дреяру. Что ж, удобно.
- Подожди здесь. Я сейчас. – Она махнула Мине, заставляя ту остановиться и покачала головой, как бы говоря, чтобы она не двигалась ни на шаг со своего места, безопасного, пока что, хоть хижина, выросшая до состояния дома, незаметно приблизилась к невидимой границе. Надо было спешить.
- Чёрта с два, я буду его слушать! – Выпалил Керо, когда Альберона с ним поравнялась. Упрямству его не было предела, а желание выделиться подводила их всех под черту.
- Делай что говорят. Об этой проблеме нужно сообщить в гильдию. – Тихо и холодно бросила Лейра, огибая его и едва ли удостоив взглядом. Ему решать, остаться и нарушить приказ, подвергнув всех ещё большей опасности, или идти вперед и стать, если уж не героем, то спасительной ниточкой.

Прибавив шаг, девушка стремительно забегает на крыльцо и толкает прикрытую дверь рукой, оказываясь внутри помещения, испещренного старыми, светящимися рунами. За какие-то мгновения хижина безумца превратилась в настоящие хоромы, а дыра в полу увеличилась, почти полностью заглотив упирающийся стол и подтачивая балку. Юми стояла напротив и что-то сбивчиво объясняла Александру, на секунду замолчала, вздрогнув и испуганно посмотрев в растущую, гипнотизирующую, черную брешь, лишь после этого с облегчением выдохнула, поняв, что звук идет со стороны двери. Поэтому, поведя плечами, продолжила, но все с той же полнейшей неуверенностью в голосе.
- … и скорее всего, изнутри. – Замолчала, глядя на собеседника, но интуитивно сдвигаясь в сторону спасительного выхода. Её угнетала близость с этим опасным нечто и, судя по всему, узнала волшебница что-то ещё. Ладно, допрос лучше устроить Алексу, чем снова вынуждать блондиночку пройти через все это.
- Мне нужна ваша помощь. Иоши не сможет создать и удержать щит такой величины – у него просто не хватит сил. Ему необходима наша помощь. – Она посмотрела на девушку, которая, поняв к чему все идет, с готовностью кивнула, - все что угодно, только бы выбраться отсюда. – Сколько ты можешь впитать чужой энергии?
- Ну, много. Не знаю. Главное, чтобы источник был. – Растерянно начала она, явно надеясь на другой вопрос, ну или на большую конкретику.
Лейра посмотрела на Александра и вздохнула, понимая, что вряд ли кто-то кроме них сможет передать достаточное количество и при том остаться в строю. Что ж, надо было начинать

+2

8

Изменения внутри хижины оказались ещё более кардинальными: панели вдоль периметра растягивались, преображая свою структуру; загорелись рунами стены — Дрейяр не мог уяснить значение ни одной из них; мгла с абразией приставала к декоративному плинтусу, раздирая его покров. Блондин не мешкал, принимаясь ворошить свитки, стараясь заходить с той стороны, значение которой опустил при первом осмотре логова кадавра. Быть может здесь, где на подвесной полке выстроились в ряд томики хронологии Фиора; или здесь, у распотрошённой превращением тумбы, подвернувшейся на своих кривых ножках. Лекс с силой дёргает на себя ручку платяного шкафа, внутри гладкий мрамор прорастающей изнутри колонны нефа. Его основа формировалась точно над головой мужчины.
Когда за спиной послышалось прерывистое дыхание Юми Юки, Дрейяр даже не оборачивается. Присаживаясь на корточки, он пытается дотянуться до фальшь панели, но кончики пальцев лишь скользят по пыльному склону. Наброшенный на плечи мех почти скатывается на пол.
Я всё сделала. — Выплёскивает на шумном выдохе девушка, даже сейчас ожидая наводящего вопроса — оказанного ей внимания. Сообразив со следующим мгновением, что сейчас от неё требуется нечто совершенно другое, вампиресса продолжила. — Дом принимает мою силу, как живой. — В точности подтверждает догадки Александра девушка, осторожно приближаясь вперёд. — Но почерпнуть его собственную я не могу, что-то удерживает её там, что-то очень сильное. — Находящаяся под ногами дыра как будто дышала, до последнего отвлекая Юки, но она всё-таки продолжала. — Это душа, да? — Робкий вопрос застыл на месте, покуда всё вокруг увеличивалось в размерах. Тёплая и тянущаяся душа, каждый маг, каждый человек способен придать ей собственную форму. Взаимодействуя с некоторыми волшебниками, Юми была способна видеть их суть, смутный образ видела она и сейчас. — Источник её есть, и, скорее всего, изнутри. — Окончание выводов неустойчиво валится без полной уверенности.
Шум со стороны заставляет волшебницу вздрогнуть, с опереточным выражением лица она вглядывается в утопающую бездну, чтобы разглядеть причину, которая заставила её сердце так встрепенуться. До этого стоявший в стороне блондин с грубым выпадом, дёргает девушку за рукав кофты, негласно опасаясь того, кого она могла там увидеть.
Появившаяся Альберона расторгает обнародованные ранее планы, неосознанно жонглирует пользой: «мне нужна ваша помощь», «ему необходима ваша помощь». В глазах та редкая решительность, которой недоставало всем остальным членам их маленькой сатирической трупы. Отпуская Юми, Местник не может не признать, что щит в действительности мог бы предотвратить последствия или хотя бы их часть. Коротко кивая, Дрейяр выражает согласие с Лэйрой:
Источник есть. — Уверенно замечает Александр, убеждённый заранее, что его возможностей хватит с лихвой.
Постойте, — Начинает было Юки, но лидер Возмездия затаптывает её начинание слогами собственного голоса. Шумы принесли с собой и близнецы, цепляющиеся за Мину то взглядом, то неловким касанием.
В доме заточена душа. — Смотрит мужчина в глаза Альбероны, с которой ещё как-то мог позволить себе разделить рассуждения, а возможно и смешать их с академическими знаниями девушки, помноженными за годы заточения в четырёх стенах. — Я не знаю, как возможен буквально живой дом, но источник всего должен находиться здесь же.  — Иначе как портал образовался именно на этом проклятом месте? Пространственная магия крайне ограничена, когда дело касается окон внутри связующих измерений. — И его необходимо найти. — Не просто замечание, всё тот же указ, чуть более завуалированный, нежели предыдущие.
Очередной раз услышав прежнюю команду, Дэки всё-таки начинает прощупывать полки, извлекая из обливиона своей памяти четыре догмы артефакта. Хотя на этот раз команда относилась совершенно не к нему.
Это важно! — Хаотично переводящая взгляд Юми с одного визави на другого отчаивается на броский кульбит. — Я не могу контролировать весь процесс передачи магии, — Сглотнув она продолжает. — Скорее всего, я отберу большую часть силы, опустошив резервы почти полностью.. — Ей хочется зажмуриться.
Смешавшийся с животным сопением гам переубедил девушку закрывать глаза. Сначала одна, затем другая — и вот уже несколько десятков склизких лап поднимаются из арки пространства. Силуэты раздваиваются, множатся, из чрева жуды выползает не одно существо.
Мужчина раскрыв ворота перевооружения точно над головой пробирающегося монстра, проливая заострённый дождь. Звона от клинков не слышно, каждое остриё впивается в чью-либо тушу. Предпринятые меры едва замедляют прорывающихся с той стороны тварей. Бой и столкновение неизбежны, однако Дрейяр не спешит взывать Фей к ответу, какой-то части себя ему даже хочется, чтобы прямо сейчас все они выбежали прочь.
Нет времени, приступай..! — Бросает он готовой выплеснуть все эмоции в крике вампрессе. Ему и в голову не пришло, что девушка действительно сможет опустошить его силы. — Щитовик поддерживает свой щит, вампирка поддерживает щитовика, остальные стоят с тылу и не дают никому зайти за спину. — Небрежное обращение отставляло «остальных» в угол. К «остальным» не относилась Лэйра.
Отражать монстров, питать согильдийцев, найти артефакт. Бывали ситуации и потуже.

+1

9

Лейра не торопится, просто наблюдает за тем, как разворачиваются события вокруг неё. Эта позиция была привычной, уютной, не требовала что-то решать и брать на себя ответственность, по крайней мере, её так казалось. Эдакая зона комфорта, из которой ей приходилось выходить с завидным постоянством. Сейчас не исключение. Она коротко кивнула, понимая, о чем говорит Александр и посмотрела на Юми. Девчонка явно растерялась, не успела сообщить самую важную информацию и, от страха, смешанного с паникой и непониманием происходящей ситуации, просто онемела, не в силах даже перебить Дрейяра, говорящего так, словно каждый день находится в подобном месте.  Альберона не останавливает его, чуть поджимает губы, складывает руки на груди. Взгляд становиться непроницаемым, подбородок выдвигается вперед, демонстрируя упрямство. Она уже все решила для себя и точно не собиралась спрашивать мнения самопровозглашенного лидера. Увы, но волшебница не была командным игроком.
- Душа? Ученый? Тела никто не видел, он просто исчез, как говорят местные. Они думают, что его утащили в эту дыру те, чьи голоса слышатся. – Вот только она сама так уже не думала и мысль, возникшая в голове, совершенно не радовала. Тела нет, никаких следов, посреди хижины, ставшей храмом, дыра в другое пространство или измерение и куча маниакально исписанных листков бумаги, раскиданных по всей поверхности, для этого подходящей. Слишком напоминает то, о чем рассказывали в гильдии, вспоминая былое. – Как бы то ни было, сейчас нужно обезопасить жителей деревни. Да и нашей тоже, если уж на то пошло. Керо направился за помощью, а значит мы можем просто сдерживать тянуть время, пока здесь не появятся … другие.
Смелое заявление, с учетом упрямства кандидата в гонцы, но, вошедший Дейки, начавший едва ли не сразу прощупывать местность, давал определенные надежды и на своего товарища. Юми, почувствовав пазу, отчаянно решается на высказывание того, что так долго держала в себе. Вот он, истинный облик нового Хвоста Феи. Былая слава застилает глаза, рассказы о подвигах будоражат сознание и кровь, вынуждая поддерживать определенную планку, пусть и надуманную, но все же. И они идут вперед, не глядя, не задумываясь, а потом, когда нога оказывается за чертой, все резко меняется и вот уже не стыдно признаться, что ты не вывозишь. Хотя нет, стыд есть, это видно по лицу девушки и было видно по лицу Иоши, когда он тихо просил помощи. И во всем виновата напускная слава, отсутствие ранговой системы и бедственное положение гильдии.
Размышления, едва ли отражавшиеся на холодном лице Лэйры, прервали странные звуки непонятного происхождения. Она оторвала взгляд от своих собеседников и посмотрела на манящую бездну. Теперь-то дыра показала свой истинный облик. То странное чувство, будто за тобой кто-то следит, наконец-то оправдалось. Волшебница передернула плечами и привычно встала в стойку, готовая применить Крушение. Магия Карт тут вряд ли поможет, колода надежно была упакована в сумочку, прикрепленную к поясу.
Патовость ситуации вынуждала мыслить радикально, быстро, без оглядки на прошлое или будущее. Альберона расставила для себя приоритеты, поздно что-то менять. Но сначала нужно предварить основной план в действии.
- Ты слушаешь хоть кого-то, кроме себя? – Задает вопрос ровным тоном, без иронии или злости. Встряхнув головой, девушка подходит к Юми поближе и оголяет предплечье, сжав кулак. Она, примерно, знала, как действует магический вампиризм и контакт с телом волшебника помогает проходимости, но также понимала, что чувство не их приятных и была готова. – Тебя осушат и некому будет отбивать их. – Кого их? Чудовищ или отбивать свою команду, пусть Александр и не считает её таковой. Лейра не замечает, как в словах просачивается намек, ей некогда зоострять свое внимание на подобном мысли уже далеко, в том пространстве, где расположился источник. Нет, Дэйки, хоть неделю проведи в хижине-храме, ты никогда не найдешь артефакт. - Поэтому я буду вторым донором, но постарайся не истощить нас.
Мина, испугавшаяся едва ли не до икоты, дрожащими руками вытягивает из-за пояса свое перо и готовиться начертать первые слова. Она тоже способна поставить щит, но он будет слабым и сможет прикрыть лишь их небольшую компанию. Альберона прекрасно знала, на что способна неназванная подруга, уже спасала её однажды и теперь остро жалела, что позволила прийти сюда. На короткое мгновение на лице внучки Гилдартса отразилось глубокое беспокойство, но, как только взгляд вернулся к Дреяру и Юки, она снова взяла себя в руки.
- Начинай! – Кивает и эта команда запускает обратный отсчет. Вампиризм действительно неприятен, ощущение сродни тошноте, когда медленно по телу расползается слабость, делает ноги ватными. Но это только начало, позже становиться чуточку легче. Не сравнить с машинами, что ездили, подпитываясь магией.
Кожа Юми начинает светиться, глаза закрыты и видно, как бегают зрачки, а потом, она резко их распахивает и радужную оболочку заливает черным. Девушка долго вглядывается в своих жертв и у Альбероны возникает стойкое ощущение, что в данный момент девочка не просто поглощает, впитывает ее силу, она проникает под кожу, её магия окутывает сознание, раскрывая перед Юки всю подноготную, все позывы, все стремления и желания. Это заставляет оцепенеть, будто и правда в неё вцепился хищник, а она всего лишь испуганный зайчик.
Позади бухается тяжелое Слово Мины, что-то вскрикивает Дейки пуская в ход свое волшебство и все приходит в движение.

+1

10

События суживались в одно кольцо, совершенно точно, не подвластное ни одному контролю Дэки. Сгрудившиеся рядом, волшебники слышат, как раздирают пространство твари, как сминают параллель миров в одну сплошную линию. Их человеческие вопли из животных морд закладывают уши, множатся рык и визг; в какой-то момент перестаёшь ощущать собственное дыхание, а биения сердца и вовсе не слышно. Ни один образ из вчерашних сказаний на ночь не был настолько пропитан жудой. Тогда был страх неизведанного, сейчас был страх за свою жизнь, ставшую вдруг такой материальной и тяжёлой.
Когда мужчина открывает золотые ворота нам движущимся комом зловонной массы, чтобы напоить гнилой росой проталину бездну, вой возвышается, шипение смешивается с подавленным рычанием. От неприятного звука впивающегося в плоть клинка стискивает зубы Мина. Колдовство заклинательницы слов направляется следом, со скрежетом сдерживает магический обруч Дэки. А потом вдруг всё закончилось. Скрылись все силуэты, так протискивавшиеся в настоящие, оставив наедине волшебников, что жались в противоположном углу.
Тишина навалилась на плечи, хваталась за горло, чтобы перекрыть дыхание — Иоши жадно глотал воздух, а ему всё равно было мало. Время споткнулось, мир замер и даже дом казалось прекратил своё превращение. Мгновение тянется, за ним другое: за долю секунды мысли успевают совершить несколько полных оборотов, но все спрашивают об одном. Дэки чуть выпрямился, опустил руки из боевой стойки. Мальчик убедил себя в безопасности раньше всех: «И это всё? Они испугались поля и ушли? Мы можем продолжать?» — вопросы собирались в один большой ком, что вот вот поглотит под собой Альберону и Дрейяра. Но никто не перебивал близнеца, всецело предпочитая его живой лепет продрогшей тишине. Дребезжащий уголёк внутри — вдруг и глупец прав? Выжидание. Реакции из дыры или уст товарищей. Иоши крепко зажмурил глаза, стирая веками проступившую влагу.
Александр посмотрел на Лэйру, какая-то часть девушки уже ей не принадлежала. Впитываемую энергию проводила вампиресса, розовые волосы которой побелели от самых корней, а глаза налились неестественным чёрным, почти как мгла, которой розит бездна. Иоши не осознавал, как много резервов от чужой сути питало его, в воображении юнца не было места для таких характеристик, он только видел, как крепнет его щит, расползается светящимся ореолом вдоль.
Ничего не кончилось, Колечный. — Говорит Дрейяр, присаживаясь к Юки. Обе руки волшебницы были заняты, к общему узлу он должен будет подключиться сам. — Дэки. — Спонтанное уточнение. Выроненное из мыслей имя. Второй слог ломается от резкого произношения.
Касание к Юми не было похоже ни на какое значение или толкование того самого значения «касания», что предполагал когда-либо человек. Это было нечто иное, переворачивающее все органы в животе, такого чувства не могло бы возникнуть даже при падении. Юки уже ждала его, уготовила своё место. Интуитивно мужчина сопротивляется: его силы и возможности тлеют, на кончиках пальцах остаётся только ощущение былых способностей. И разуму не так просто подчинить себе процесс, а стоит прикрыть глаза, и открывается второе видение. Образ Юми был всем вокруг, стал каналом, который проводил сквозь себя Александра: не его одного. Не естественный для броских пятен вокруг тёплый очаг впереди был от сути Лэйры, кров его согревал даже на расстоянии. От очага отражались сразу несколько человеческих теней, в которых можно было узнать набедренный ремень Каны или высокий воротник Гилдартса. Лекс не видел только самой Альбероны.
Открывая глаза, он успевает подумать, что возможно, это представление и было самой Эл: точно как в концепции душ, тогда и он сам предстал перед ней вне человеческой плоти. А потом время пошло вновь, продолжив начатое движение. На этот раз твари начали своё движение значительно быстрей, а кто-то и вовсе выпрыгивал на стены. Мощная тварь опирается о прорастающую колону — когти крошат декоративную каменную резьбу, направленно метит к оцепеневшим без движения людским телам. Дрейяр выпрямляет правую руку точно под грудь возвысившемуся монстру, золотое сияние материализуется в Святой Меч, вызволенный из кармана Перевооружения. Прыткая тварь успевает среагировать, хвостом отрегулировав траекторию в сторону. Пухлые губы складываются в неясные слова, перенятые зверем от забытого языка.
Керо рядом, я впускаю его в дом! — Кричит Иоши, вжимающийся между сверстников так, словно хотел превратиться в одну тонкую линию. Лекс хочет было отдать обратный приказ, но всё его внимание забирает крупное щупальце, нацелившее на него свой хлыстовой удар. Мечник ловит атаку в своё оружие, спустив фонтан склизких, едких брызг. Сосредоточив том же клинке заклинание, мужчина проводит его в прыгучего монстра, рычащего проклятьем.
Магия заметно тяжелела в его руках. Он не почувствовал этого, вооружившись святыней, однако став зодчим молниеносного заклинания разница была колоссальна: вместо убийственной печати, он сорвал помилование. Монстр взывыл, но оставался жив.
Верхушка здания царапается о проставленный потолок щитов. Столкновение различных заклинаний сыпит жгучими искрами, украшая баталию костей и магии. Приветствуя новых творений мрака, рождающихся на свет. Вдоль импровизированных швов начинает проступать пульс, похожий такт заметила Мина, в начало превращения. Юми скукоживается: ей требуется больше сил.
Распахивая дверь, Керо чуть не попадает под волшебство Дэки, рикошет кольца младшего товарища почти вонзается в бок. Юноша хочет уронить ругательство, но слова застревают где-то в глотке. Почуяв запах новой крови жилистое создание стрелой понеслось к просвету в не осквернённый мир. Не ожидая от самого себя, Керо реагирует раньше Альбероны или Дрейяра: обводя рукой контур по воздуху, он призывает струю огня, заставляя врага корчиться и хлюпать. Мина легонько улыбнулась, не сдержав облегчения за знакомого.
Лэйра, нам НАДО разделиться. — Он не оборачивается к Альбероне, чтобы увидеть её лицо, достаточно чувствовать её плечо рядом, чтобы понимать — она слышит.
Занимая столько позиций одновременно они не приближаются к разгадке положения.

+1

11

Сила перетекает, струится, так легко уходит, будто она никогда не была её. На секунду появляется трусливое, эгоистичное желание отдернуть руку, дать Дреяру свободу. Пусть сам решает все, пусть отдаст хоть всю энергию без остатка, ей все равно, есть другие проблемы, на которые ей нужна была вся её магия и стойкость. Пришлось сжать кулак так, что ногти впились в кожу, а потом её, на короткое время, ослепляет. Не сразу Альберона поняла, что это часть ритуала. Юки забирала что-то от них, но и давала кое-что им взамен, возможность заглянуть туда, куда никто и никогда не заглядывал. Потаенная суть души, скрытая и сакральная, зачастую, даже сам человек не понимает, кто он на самом деле и, если Юми не торопилась делиться своими секретами, то ими решил делиться Александр.
Свет справа вынуждает чуть прищуриться, а, когда любопытство захлестывает с головой, перебарывая неприятные ощущения, она поворачивает голову и встречается взглядом со своим согильдийцем. Она не помнила, когда он успел перевооружиться, но, стоило только глазу привыкнуть, то она поняла – это не знаменитый золотой, магический доспех, нечто иное, сотканное из зарядов молний, окружающих фигуру волшебника, но вот лицо потерянного ребенка явно не шло этому образу. Рыцарь, выбравший неверную дорогу, разочарованный и уставший и лишь когда пришло это осознание, Лейра заметила трещины в цельном золотисто-желтом нагруднике и, что в ножны вложен сломанный меч.
Видение рассеивается, взгляд фокусируется на лице мужчины, и она понимает – он её тоже видел. Стыда нет, как и страха, но во рту от чего-то горько. Стряхивая наваждение, девушка так же стряхивает с предплечья руку Юки – достаточно, пора прекратить, иначе ей самой мало что останется, а впереди, судя по возобновившемуся шуму, их ждал бой. Голова соображает медленнее обычного, приходиться вспомнить, какой же план всплыл в её сознании до того, как она предложила немного своей энергии.
Альберона разворачивается и замечает, что Ал уже в пылу сражения, в отличие от неё. Твари не грудятся в одном месте, знают, что так будет проще прихлопнуть их одним махом. Да, если ы было место, юная волшебница и сама бы это сделала, не важно, в какой части помещения будет противник, Крушению все равно, хватит и разрушения здания до самого основания. Поэтому она не торопиться вступить в битву, держится чуть в стороне, готовиться к рывку в темную, расширяющуюся дыру.
Рука ныряет в сумку на бедре, нащупывает старую колоду Магических Карт. Шепнув под нос короткое заклинание, она выуживает прямоугольник, греющий пальцы, Фонтан Молитв активируется, стоит только метнуть его вперед. Упругие струи воды разрезают нескольких тварей. Не коронные боевые заклинания Джувии, но тоже не плохо. Карта возвращается в колоду через несколько секунд активного действия, пока не был исчерпан весь заряд, вложенный Лейрой.
- Нам НАДО разделиться! – Громко говорит Дреяр и она кивает, пусть и знает, что он этого не заметит. Её магия и появление Керо расчищают небольшую тропинку между тел монстров и заклинаний, активно их уничтожающих.
- Ты прав! Оставлю на тебя заботу об остальных. – Она взглядом нашла Мину, что стояла спиной к Дэки, зажатые в тиски, они агрессивно атаковали, оттягивая внимание на себя тех, кто пытался со спины напасть на Иоши и Юми. – Помоги им.
Сорвавшись с места, Альберона концентрирует Крушение в руках, касаясь ладонями склизкие тела тварей, среагировавших на резкое движение очередной жертвы. Золотистые сети прорезают плоть, оставляя груду бесформенной массы позади. Бить по площади опасно, лучше наносить точечные удары.  Чуть прибавив ходу, с разбега перемахнув над змееподобным существом, попытавшимся ухватить её за ногу, шатенка проскальзывает на боку к дыре и, не останавливаясь, прыгает внутрь, тихо исчезая из этого мира.

Мина, то и дело бросавшая встревоженные взгляды на своих знакомых, особо выделяла Лейру, которую и вытащила на опасное задание, применив запрещенные уловки. Теперь она остро сожалела об этом и старалась внести свой вклад в битву. Боевых заклинаний девушка знала немного, но отличалась отличной реакцией и скоростью начертания, так что огонь, железо и все, что могло причинить вред, сыпалось на многочисленных врагов.
В очередной раз откинув воздушным щитом от себя толпу, она позволила себе чуть-чуть расслабиться, перевести взгляд с монстров на своих друзей и обомлела, видя, как Альберона, выбравшись из-под надежной защиты Дреяра, активно орудующего мечом и молнией, стремительно неслась вперед, к исторгающей чудовищ, разверзшейся дыре. Она лишь вскрикнула, когда та сиганула внутрь, скрывшись в черноте.
Лейра! – Девушка даже, не думая, побежала вперед, совершенно забыв о своем небольшом долге.

Будто бы был заключен новый договор и, раз уж в тот мир проникла душа, тот и здесь её должна уравновесить сущность, похожая, хищная. Нашедшая подходящую жертву, она плавно, растекаясь прозрачным потоком, движется к золотистой макушке, обволакивает плечи и касается висков, проникая внутрь с каждым вдохом. Тут он бесплотен, там же, в мире родном, но давно ставшем тюрьмой, его отличает алый блеск гипнотических глаз. Мысли потоком стремятся в сознание, он фильтрует их и ищет слабые места, то, на чем он может отбивать чечетку и находит брешь в защите. Вот тебе и сестра, вот тебе и её влияние, пробившее червоточину.

Лейра в темноте, Крушение лишь на секунду осветило пространство, но ничего толком, кроме очередной партии тварей она не успела разглядеть, а теперь жалела о своих поспешных выводах и решениях. Она чувствовала шевеление, будто все вокруг живое и даже воздух, тягучий и затхлый, казался живым. Шаги давались с трудом, интуиция подсказывала прислушаться, приглядеться и, постепенно, она разобрала кое-что. Сначала это напоминало легкую вибрацию, проходящую по ногам, но постепенно она уловила в ней закономерность, последовательность. Будто тикали огромные часы. И именно на этот звук она ориентировалась, замечая, как рассеивается тьма и переходит в сизые сумерки.

+1

12

Я могу начать осматривать с правой стороны, придерживаясь центра. — Уже был готов располагать их новое соотношение посреди поля брани волшебник. Мыслительный процесс подогревался внутренним топливом. — Тогда за тобой... — Но она не выжидает его окончания, перебивая; она вообще не слушала его, лишь выдернула основу, которую готова была переписать единолично. А затем бросается в самую гущу, как можно ближе к опасной концентрации потустороннего. — Что ты делаешь!? — В интонацию он вкладывает удар, которым атакует ближайшую морду. Воздух выходит вместе с силовым движением. — Не так! — Алый взгляд пытается зацепиться за воротник девушки, утащить её обратно, но она даже не оборачивается, уже подытоживает разрушительным заклинанием жизнь копошившейся впереди твари. — Альберона, твою мать. — Её необходимо было вернуть, и дело не в выдержанном плане Дрейяра, который он подавал единственным возможным каноном. Силы самого Александра постепенно покидали его, он уже не был так уверен, что сможет противостоять длительное время живому напору. И это при том, что в его личной обязанности: убедиться в безопасности каждого из их одноразового отряда, Лэйра не могла быть исключением, даже самым приятным.
Оценивая обстановку, Ал движется к Керо, расчищая юноше путь до команды. Воздух вокруг мужского силуэта клокочет от электрического напряжения. Разбивая молнию на отдельные стрелы, Дрейяр спешит за девушкой, привлекая к себе как можно больше нечисти — электрические снаряды впиваются во врагов. Тем временем змеевидное существо впереди размахивает своим хвостом, чтобы снести ударом прыткую бегунью, но Лэйра ловко перемахивает через неё, а затем, покачнувшись, проваливается в дымке портала. Уже подлетевший к Альбероне волшебник, не успевает зацепиться даже за клочок одежды, только густые пряди просачиваются сквозь пальцы. Видение бездны поглощает в себя чужой образ полностью. Сквозит притяжение: дыра поглотила бы и больше, если бы только могла дотянуться до прочей души этого мира — приходится оттолкнуться в сторону, опираясь о заплывший стол, чтобы не свалиться.
И пырнуть себя напоминанием о прочих.
Разогнав очередной заряд вдоль стен местник атакует тварей. Действие выступило вперёд мысли: рассудок только пытается собрать новую картинку без Лэйры, её потеря садит изнутри. Керо и Дэки выбрасывают заклинания, очерчивая ими некоторую зону безопасности. Потерялась только Мина, выбежавшая вперёд, как и Дрейяр, но её уже подтягивают к себе остальные.
Собираясь с силами, чтобы воплотить своё тело в стихию и точной атакой пройти сквозь чудовищ, Александр не замечает, как сзади него оборачивается василиск, упустивший колдунью с колодой. На этот раз наступая не хвостом, а мордой, монстр впивается челюстью в плечо мужчины, оборачивается мощным телом вокруг. Освящённый меч выпадает из рук, но вместо проступившего мрамора на полу хижины, приземляется обратно, в пространственный карман, откуда был вооружён. Следующее заклинание волшебника пробирает саму тварь кромсая удушающие кольца изнутри, разрывая электричеством плоть. Порождение неведомого взывало, но воя волшебник не услышал — только лающий смех. С мужчиной начало происходить что-то «не то», и он сам не мог найти этому объяснение. Ощущения обнажились, смешав мироощущение в одно сплошное, яркое пятно, а затем и отключились вовсе. Уды, голос, память всё это как будто уже не принадлежало Александру и было обещано кому-то другому.
Разорвав кольца василиска бездны, маг с почти паническим порывом вырывается вперёд, чтобы как следует осмотреть себя на предмет скверны. Душа тревожно ноет, а сердце отбивает самый страстный танец, на который только было способно. Страх не за кого-то в здании — им завладел страх за Самого Себя, колдун отчётливо понимал, что прямо сейчас был под влиянием чужого волшебства.
Неосторожный шаг мужчины приводит к скольжению носка на трухе дохлой твари, и пространственная дыра начинает всасывать новую душу. Он не пропадает целиком, успевая зацепиться за скелет мебели, опознать которую стало невозможно. Сумасбродство Лэйры, слабость Хвоста Феи, тайны деревни, нескончаемые твари, передача сил, порабощение — перегруженному глузду всё сложней давалось определять ведущую мысль. Но сейчас она была чрезвычайна точна: выбраться обратно, избавиться от чар.
Мина! — Окликает он рунную заклинательницу, перекрикивая прочие источники. — Используй руну, чтобы протянуть мне что-нибудь..! — Кричать Марии не пришлось бы, случись подобное, сестра уже заряжала спасительное заклинание. Но с сестрой он бы никогда не попал в такое положение, буквально застряв между двумя мирами. Деревянный каркас пошатнулся, продержаться наплаву мужчина сможет не долго.
Обратив внимание на Дрейяра среди гущи событий, юная волшебница оборачивается к бездне лицом, аккуратные ладошки начинают наполняться зеленоватым светом. Удерживающая Лекса балка снова повела себя в сторону, на этот раз более резко, ведомая напряжением. Мина вскрикнула, в её руках уже начал вырисовываться магический круг. Изумрудная нить заклинания наполняла собой пространство, была готова тянуться к падшему члену команды. Не хватало только мгновения, чтобы всё закончить: его украл громоздкий, прыгучий ублюдок, что набросился на девушку из оживающей тени комнаты.
Глаза Дрейяра широко раскрываются, но он не успевает увидеть что-либо ещё. Падение в кромешную темноту. Сознание снова и снова представляет картинку с Миной, которую почти увёл Керо, если бы только не окликнул Алекс. Умолкла даже гордость, и больше не обвиняет ни гильдию, ни чёртово задание, ни чужую слабость.

Не было видно ничего, кромешная тьма накрыла своим бесконечным одеялом всё пространство. Дрейяр не сразу понял, что не существовало никакого падения, а сам он стоит на ногах — стоял на пропасти, ступить на которую было невозможно. Сквозящий воздух струился снизу, сверху, со сторон, принося с собой запах пыли и дряхлости. В тишине закрадывался нарастающий механический скрежет.
Окружив себя золотым сиянием молний, Александр увидел на своей груди, почти возле ключицы огромного, размером с мелкое животное, впившегося клеща с почти позабытыми красными глазами. Алчущие они смотрели на него с искушением. Он не чувствовал ни укуса, ни боли, ни присутствия твари рядом. Его совершенно точно не было на поверхности там, снаружи, в логове чёртовой хижины — но именно оно причина вмешательства в магию, волшебник был уверен наверняка. Обхватив плотное брюхо нечисти руками, мужчина пропускает через него заряд, а затем с силой отрывает от себя. Паразит журчит на своём языке, но противостоять не может.
Прислушиваясь к теперешним своим ощущениям, Александр словно сдерживает дыхание. Ничего. На всякий случай, пропустив через себя магические потоки от заклинаний Титана, блондин старается прочувствовать чужое присутствие. Но снова ничего. В любом случае, у него не было времени, чтобы продолжать стоять на месте. И только на груди растворяется ржавое пятно, как будто от старого кровоподтека.
Лэйра! — Крик старается пройти через ничто. — Эл! — Очередное восклицание вникуда.

+1

13

Свет мерцает за аркой, висящий посреди темноты. Странное место, мрачное и давящее, но Лэйра понимает – это его сердце, то, куда ей необходимо попасть, чтобы все прекратилось, именно здесь все началось, именно здесь должно закончиться. Не ощущая расстояния, не чувствуя времени, она идет вперед, сжав кулаки и стараясь не думать о происходящем по ту сторону. 
Гудение становится почти невыносимым, вибрации проходят через тело, оставляя неприятные ощущения, но стоит только преодолеть сверкающий проход, как тишина наваливается, давит и к ней приходиться привыкать. Альберона выдыхает, опускает плечи и голову, упирая руки в бока, делает пару вздохов и, встряхнувшись преодолевает узкое пространство, сотканное будто их света. Внезапно появляется шум, - стук её каблуков о стеклянный пол, - и множество голосов, выкриков заклинаний, шипение, нечеловеческое рычание монстров. Стены коридора транслировали события по ту сторону пространства и времени, вне этого кармана. Вот Мина отбивается от монстров, на другом «экране», напоминающем магию Архива, Дреяр, что, видно, пытался её догнать, не заметил движения за спиной. Тот самый змей, который упустил Лейру.
- Что за черт? Это происходит сейчас? – У неё складывается ощущение, что та битва была более двух часов тому назад, пока она пробиралась через темное ничто. События разворачиваются быстро, только и успеваешь, что переводить взгляды с одного товарища на другого, но волшебница замечает и кое-что ещё. Распыленный Александром василиск медленно собирается обратно, частички притягиваются друг к другу. – Что за… не может этого быть.
На некоторое время ей становится не до друзей и знакомых. Догадка слишком страшная, подводящая черту под её опрометчивым поступком. Прыжок и Крушение ничего не дали. Взгляд бегает с одной панели на другую, находит то существо, разорванное на мелкие кусочки её собственным заклинанием, вот только он уже почти собран воедино вновь. Они бьются с тенями, которых невозможно убить и…
- Лэйра! – Эхом, усиленным странным помещением, доносится знакомый голос. Внучка Гилдартса вздрагивает, будто от испуга и разворачивается к далекой арке. Нет, ей показалось или же враг, засевший здесь, решил поглумиться. – Эл!
Она разворачивается, выдыхает. Что ж, даже если это не Дреяр, сиганувший следом, хоть экраны ещё этого и не показали, Альберона пойдет навстречу. Решительным шагом направившись вперед, девушка не бросает последнего, прощального взгляда на события, что происходили в ином мире, события, транслирующийся с задержкой из-за чего на экранах все ещё жива Мина, а Александр цепляется за реальность.

Шаги глохнут в гуле, но чем дальше она отходит, тем слабее фон странной арки. Где-то здесь, во тьме, бродит кто-то или что-то. Молодая волшебница молчит, полагаясь исключительно на свои инстинкты и магию. Тут, -где бы ни было это самое «Тут», - сложно настроится на нужный лад. Энергия течет и вихрится, возвращается и уходит, будто её относит ветер, но ветра нет, Лейра это чувствует, нет запахов и поэтому она не слышит другого волшебника, не чувствует его присутствие.
- Дреяр? – Неуверенно и не совсем громко зовет шатенка, остановившись. Совершенно нет желания привлекать к себе внимание тех, кто мог бы обитать в этом месте, но выбора не было. Сзади, в спину мягко ударяет волна очередного боя, звук едва различим отсюда, но теперь она может ориентироваться. Там, позади, осталась арка, а шла она все время навстречу вибрации, значит, если Александр попал сюда, то он должен быть перед ней. Выставив руки вперед, она делает пару шагов и повышает голос: - Алекс!
Словно в ответ, откуда-то слева и чуть впереди, непонятным цикличным движением, доносит отголосок чужой магии и, впервые за все время нахождения тут, даже с учетом того, что она разнесла при влете десяток монстров одним точным заклинанием Крушения по площади, появился запах. Тонкие нотки, словно где-то прошла гроза, запах озона, указывающий, кто именно последовал за ней.
- Дурак. – Тихо выдохнула Альберона, делая шаг и тут же врезаясь во что-то, машинально обхватывая руками, дабы устоять и концентрируя магия в ладонях, испугавшись, что перед ней появилась очередная тварь этого места. Вот только под пальцами шуршит одежда, а в щеку гулко бьется чужое сердце. Лба касается горячее дыхание и запах, который она уловила чуть раньше, усиливается, но к нему примешивается что-то ещё, едва уловимое и знакомое, тревожащее. – Дреяр?
Разомкнув объятья, Лейра делает шаг назад и вскидывает голову, будто бы способна разглядеть бледное лицо с золотой копной волос и алыми глазами. От осознания того, что он тут становиться чуточку спокойней, она не одна в темноте, а значит есть шанс не только выбраться, но и остановить весь кошмар, запущенный безумным исследователем. Вот только тут же всплывают образы ребят, едва успевающих отбиваться.
- Ты бросил их там? – В голосе сквозит возмущение, едва не скатывающееся в гнев. Она поджимает губы и сводит брови к переносице. Хочется огреть болвана чем-нибудь тяжелым. – Ладно, может ты мне тут пригодишься. Бежим!
Нащупав руку мужчины, она обхватывает его ладонь и тянет за собой, быстро переходя на бег, увлекая к арке, что постепенно, при приближении к ней, рассеивает кромешную тьму, а пульс света ощущается физически.

+1

14

С силой опустив пятку на паразита, он услышал щёлкающий, лопающийся звук. Значение безопасности наверняка — с тревожащим чувством покончено, а воля оказалась отчищенной. Не вспугнула даже обволакивающая темнота, как только угасла последняя поигрывающая в пальцах молния, чиркнув у мизинца. Сгрудившийся, поблескивающий фосфен предлагал абстрактные образы в материальном мраке, ему способствовали слишком громкие в образовавшейся тишине мысли. Таилась ли впереди Альберона, а может это была лишь пустая оболочка очередного чудовища.
Избрав направление наугад, волшебник осторожно продолжил движение, гадая о своих возможностях выбраться. Глузд пытался проецировать академические знания на практике, ощущения пытались определить чужое присутствие рядом.
Алекс? — Доносится из таинственного ничего знакомый голос. Чувства прощупывают магический импульс совсем рядом, он отдаёт теплотой — запечатлённые элементы души Лэйры сказываются на общем её восприятии. Впрочем, всё это может статься игрой ушлого наблюдателя: а окружающее пространство обладать собственным разумом и чарами. Александр проводит к рукам энергию, чтобы в любой момент суметь противопоставить себя Нечто. Ещё один шаг вперёд. — Дурак. — Вряд ли бы Бездна так убедительно копировала волшебницу. Мужчина убирает руку, но не отвечает.
Легкое столкновение почти не ощущается, они оба двигались слишком осторожно и неторопливом. Цепляющееся касание девушки за мех одежды убеждают в образе, где она оступилась: на ощупь подхватывая волшебницу под локти, Дрейяр пытается помочь ей обрести равновесие, притягивая на себя. Её дыхание ритмично согревает шею так, что можно было представить, куда именно в темноту направлен её взгляд.
Протолкнув одну руку чуть выше груди, между собой и Альбероной, маг заточает в ладони клокочущую вспышку, что слабым, золотистым бликом освещает лицо девушки и его собственное. Он хотел бы сказать ей что-то, но вызов напротив заставляет ощериться, припомнив болезненное исчезновение: «О чём думала ты, когда сиганула сюда?» — покалывает встречный вопрос, а молния в руке начинает двигаться быстрее.
Наивно. — Тут же угадывает её мысли собеседник. — Я не верю, что квинтэссенция находится здесь, даже если допустить факт того, что сам маг стал удерживает портал, а не артефакт, как планировалось изначально. — Обыкновенно мнение Александра было самым правильным в ситуации, а потому его так выставлял на показ мужчина, привыкший к ветви первенства. — Для того, чтобы поддерживать магию и пространство такого уровня требуются колоссальные возможности, которые поддерживать одна только душа заклинателя без живого, физического тела никак не способна. — Отрекшийся от всего, кроме нематериальной формы колдун представлял для Лекса много загадок, но ни одна из них не была связана с пространственными вопросами. И уж точно не была связана с тем, что он остался не там, наверху, с бестолковыми феями, не способными сварганить ни одно заклинание третьего уровня. Мысль отбивает желание в мужчине продолжать. Напустив отстранённый вид, он занимает себя немым монологом.
В месте, которое уготовила им судьба, не было ни определения верха, ни низа, ни сторон — чтобы не потерять случайно Эл, он несильно, но крепко сжимает её руку, готовый провалиться с ней снова, если потребуется. Девушка уже знает, куда идти, уверенно мчится к проступающему свету впереди, то ореол свечения от мониторов. С прищуром мужчина изучает эпизоды с экранов, подсознательно выискивая Мину среди действующих фигур. В контраст обеспокоенному ощущению тут же занимаются очередным вопросом мысли: Александр никогда не видел, чтобы время в другом пространстве шло не параллельно с прочим, а отставало, пренебрегая параметрами общего времени. Да, в разных мирах движение, темп самого времени могли быть разным (в том же пространственном кармане Дрейяра оно отличалось от настоящего), но оба этим мира находились в одинаковом положении относительно прошлого и настоящего. Бездна была в будущем. Он и Альберона были в будущем. Порождённые тьмой монстры действовали в прошлом.
Мы до сих пор не встретили никого. — «Мы» не встретили действительно никого. Двуликое замечание перебивает отчётливо нарастающий звук скрежета часового механизма. Куда бы Лэйра не направляла их, её намерения на что-то влияли.
Сыпучий треск позади заставляет обернуться. Сонмище осколков блестели позади, множись с каждой минутой. Пространство кромсало материю, из которой состояло, разбивая его на мириад кусочков. Мир разбирался с самых краёв, догоняя нежданных путников. Альбероне не надо было называть аргумент, чтобы ускориться, но не успели молодые люди пробежать и несколько шагов, как раздался оглушающий гул биения, пронизывающий всё тело и магическую сущность до самого естества. Боль вонзилась в голову через уши, заставляя расцепиться с девушкой, припасть в колене, как будто это поможет. Следующий сигнал часов валит и с колен, побуждая мычать и кричать, только бы перекрыть тяжёлый звук. Третий гул выдерживает такт — можно было не сомневаться в том, что последует и большее.
Скручивая вокруг себя воздушные порывы, Алекс растягивает на форму своего тела плотный, ветряной щит. Заклинание даётся с трудом — слишком мало сил остаётся в резерве. Смешивая с воздушными потоками искры, чтобы осветить место, Дрейяр находит Альберону, обволакивая своей магией и её. Это позволяет хотя бы подняться.

+1

15

Он отвечает колким вопросом, пытаясь ужалить и пробудить чувство вины, но Лейра искренне не понимает, почему он сам не додумался до такого поступка. Все было так очевидно, с самого начало. Правда, когда истина дошла до её сознания – битва уже началась и тратить время на объяснения не представлялось возможным. Ничего страшного, Дреяр ответственней, чем кажется и куда как заботливей, чем хочет казаться, по крайней мере, так думалось девушек, что уже мысленно оправдала его, хоть внутренний голос и настаивал на доказательствах.
- Некогда. Объясню по дороге! – Выдыхает она, отстранившись, когда вспышка молний, беснующихся между пальцами волшебника, обычно таких ярких и слепящих, а сейчас едва разгоняющих тени с их лиц, освещает недовольство, выраженное в сведённых бровях и упрямо сжатых губах. Уже через мгновение его пальцы плотно сжимают её ладонь, и Алекс позволяет ей вести его. – У меня родилась идея, после рассказа Мины.
Выдохнула она. Альберона говорит отрывистыми, короткими фразами, просто потому, что бережет дыхание. Им предстояло преодолеть значительное расстояние и, чем раньше они это сделают, тем быстрее окажутся в зале, где, как ей казалось, скрывался тот самый артефакт. Волны вибраций, далекого звука били в районе живота. Пока что терпимо, словно предупреждая.
- Юки подтвердила то, о чем я подумала, сказав тебе, что брешь будто живая. Отчасти она права. Но не провал был живым, а то, что его создало. – Снова пауза, волшебница сбавила скорость и уже не тянула мужчину за руку. Света от призрачной арки вполне хватало для того, чтобы понять, куда идти и где здесь низ. Дезориентация, мешавшая все это время, отошла на второй план. Новое неудобство возникло из-за нарастающего звука. – И нет, Александр, я не считаю, что все это – дело рук одного экспериментатора. Его душа не питает подпространство, она питает что-то другое. К нему-то я и направлялась, когда ты внезапно решил проведать меня.
Она не оправдывалась, но объясняла свои действия, которые, при её характере, могли показаться безбашенной глупостью, сродни тем финтам, что, судя по рассказам, выкидывал Нацу едва ли не каждый раз, когда гильдия сталкивалась с сильным противником, будь то Сердце Чернокнижия, Шестеро Просящих или же Тартарос.
Они идут вдоль стен, увешанных светящимися мониторами, слышатся приглушенные звуки боя, крики оставшихся по ту сторону тьмы фей, да стук каблуков о стеклянный пол, появившийся только тут. В гуще сражения не различить союзников, не понятно, кто выкрикнул это заклинание, а кто - то. Изображение отстает, будто с тем миром имелась какая-то разница во времени, но это лишь обман, способ показать попаданцам, что они пропустили и на что обрекли своих друзей. Сердце тревожно сжимается в груди – Лейра нигде не замечает парящих слов Мины, но гонит от себя дурные мысли.
- И не встретим. Присмотрись, Дреяр. – Она показывает рукой на монитор, что, демонстрирует раздавленную, силами Дэки, не иначе, тварь, чьи кости медленно, но верно, возвращались в исходное положение, пока снова округлялись там, где грудная клетка оказалась вдавленной во внутрь. – Они не регенерируют, это не похоже на регенерацию. Тот змей, что был тобою сожжен, собрался снова, будто… не знаю. Время повернулось вспять? Но когда я сюда попала, меня встретила очередная волна. Я их убила и, как видишь, их нет. То есть это место влияет на наш мир, но не на свой.
Она плавно вытягивает свою кисть из его ладони, останавливаясь. Идти становилось все сложнее, но, помимо равномерных атак, так похожих на тиканье огромного, часового механизма, было и иное давление. Уходить из коридора с экранами было тяжело, разговаривая с Алексом, Альберона то и дело переводила взгляд с одного светящегося прямоугольника на другой, выискивая знакомую фигурку в мешанине тел и заклинаний. 
В какой-то момент внимание было отвлечено – позади раздался характерный звук бьющегося стекла, будто, наконец-то, глупые мышки попали в ловушку, которую для них кто-то заботливо расставил задолго до их появления. Осколки отражают удивленные лица, а чернота, безмолвное ничто, из которого они кое-как выбрались, с каждой секундой, с каждым тяжелым ударом невидимой волны, все ближе и ближе. Ступор вуалью спадает с тела. Секундное замешательство остается где-то там, не здесь и Лейра с удивлением обнаруживает свою руку на запястье Александра. Она уже разворачивается, готовая пуститься в бега туда, где ещё льется мерцающий, белый свет, такой неестественный, после кромешной темноты окружающего мира.
Первый удар застает беглецов на середине пути, сковывает тело болью. Лейра останавливается, вскрикивает и прижимает ладони к ушам, зажмурившись. Раскалённая игра пронзает тело, проходит по позвоночнику. Второй удар вынуждает ноги подкоситься. Инстинктивно волшебница успевает сгруппироваться и падает на бок, от боли скручиваясь в позу эмбриона, чувствуя, как рядом падает и Дреяр.
Ни на что нет сил, кроме как лежать и скрипеть зубами от боли, растекающейся по телу следом за боем невидимого механизма. Каждая клетка внутри отзывается взрывом на очередную. Волну, но внезапно, становиться легче. Нет, не проходит, не исчезает, но заглушается, будто кто-то помазал рану успокаивающим средством. Она жадно втягивает воздух, словно с груди сняли сдавливающее кольцо, а затем, чуть-чуть придя в себя, цепляется за локоть Алекса, медленно поднимаясь, находя равновесие только с его помощью. Крушение тут бессильно.
- Что происходит? – Смятение и страх селятся в голосе, а звуковые волны, разбивающиеся о воздушный щит, теперь заметны. По спине пробегают мурашки, когда Альберона понимает, что им нужно идти к источнику, а они едва держаться на ногах. – Ты тоже почувствовал, как оно выбивает магию?

+1

16

Гам бьющегося механизма не прекратился, но его болезненность уже не пробивалась, перекрываемая сонмищем прочих, кружащихся, шипящих звуков. Воздушная стена грубой бронёй оберегала молодых людей. И всё-таки Александр постепенно прогибался, утяжеляя собственный шаг: поддерживать собственное заклинание становилось для мужчины всё более сложным. Гордость старается маскировать всплывший недостаток, черпает от Титана потаённый резерв. Как будто даже сейчас это имело смысл.
Значит, мы движемся в верном направлении. — Реагирует блондин оценкой с коротким, резким кивком. Создаваемые им потоки ветра разрывают своё направление на стыке со спины. Разрушающаяся часть Бездны стремится утянуть за собой незваных гостей, отнимая их волю, равновесие, магию. Сквозь мерцание молний в ветрах можно разглядеть, впереди очертание высокой арки, выдолбленной в бесконечной стене. Сознание не было способно вместить нескончаемое понятие, но интуиция удавом свернулась в животе, соглашаясь с невозможным. Камень покрывало неизвестное покрытие, заразившееся ржавчиной и заросшее мхом. Положение отдельных элементов в пространстве навязывали вывод, что устройство этого измерения искусственно, наполнено только необходимыми для зодчего объектами: мониторы и архивы, безликие коридоры, арочный выступ в другую комнату. В какой-то степени нечто подобное мог бы воссоздать в собственном пространственном кармане и Дрейяр, за исключением подчинения времени и столь глобальных размеров. — Не трать пока силы. — Растрепавшиеся волосы, периодически забирающиеся в глаза светлые пряди больше не придавали своему хозяину спеси и высокомерия.
Ступа Лекса начинает искриться золотыми бликами, маг всё больше вбирал от внутреннего Титана. Источник в душе даёт ему прежнюю опору, чтобы можно было ускорить движение, буквально подталкивая Лэйру вперёд. Больше никаких вопросов о состоянии прочих волшебников наруже, о положении для местных поселенцев деревни — только отчётливое восприятие единственной цели. Дрейяр не думал даже о том, что за бесконечное стеной окончание их эонов.
Схватившись за проём, мужчина отводит Стену Ветра вдоль арочного проёма, перекрывая стук часов изнутри неизвестного логова. Потоки отчётливо искривляют свои порывы, изгибаясь дугой вместо заданного им плоского препятствия. Приходилось руками поддерживать формулу, только бы не допустить дыру, пропускающую былое оглушение. Боковым зрением касается комнаты, ухватывая нагромождение механизмов и изобретений под стеклянными циферблатами. Дрыгающиеся деревянные и механические инструменты совместно создавали облик одного большого объекта с зубчатыми колёсами в разную сторону. Настоящее произведение инженерного искусства под колпаком. Однако не было понятно, к чему ведёт управление такого создания — ремень резинного материала обрывался прямо в воздухе, хотя и оставался в подвешенном состоянии.
Придётся действовать наугад. — Рисует он ладонью желтый, сияющий круг поверх ветровых ворот.

+1

17

Лейра цепляется за руку Александра, старается находится как можно ближе, чтобы маг не распылял свои силы, увеличивая площадь воздушного щита. В какой-то момент ладонь соскользнула с его локтя, ухватилась за пояс, и она нырнула ему за спину, позволяя уменьшить ветряные врата ещё чуть-чуть. Альберона почувствовала, как бой механизма выбивает эфирные частицы из неё и тут, именно в этом пространстве, от каждой новой звуковой атаки в пространстве становилось все меньше и меньше магической энергии. До коридора с мониторами она этого не замечала.
Девушка кивает, старается не мешать, но прекрасно понимает, насколько тяжело сейчас Дреяру, видит, что он переключается на другой источник, питая свои силы. Надолго ли его хватит? От волн она не чувствует волшебства, а значит не сможет разбивать их Крушением, как делала с заклинаниями оппонентов. Закусив губу, шатенка молчит, лишь изредка кидая взгляд на мужчину и собирая силы для финального раунда. Смешно, с каждым шагом уверенность в собственном плане все таяла и таяла. Решение прыгнуть сюда уже не казалось правильным, а это плохо. Пути назад нет, бездна подгоняет и в сознании дочери Каны бьются вопросы, на которые она не может найти ответы. Забавно, страх отошел назад, осталось только научное любопытство, возможно, это последствия той атаки артефакта, что скрывается за аркой впереди.
- Осталось немного, Алекс! – Тихо произносит Лейра, стараясь поддержать товарища. Пусть они друг друга и не понимали, но оказались в одной лодке и, как бы не отбрыкивалась девушка от команд, сейчас они могли выйти только вместе.
Вот только «немного» не предвещало ничего хорошего, они шли в неизвестность и не ведали, что там, по ту сторону, что именно пытается откинуть их в пустоту. А сил не так уж и много. Глубокий вдох и оба преодолевают последние метры, все ещё укрытые воздушным щитом. Альберона, будто зачарованная, осматривает мистический механизм, выглядящий точно, как часы, часть его отсутствовала, но это все равно позволяло им работать. Что же было бы, если он был бы исправлен? Сводчатый потолок теряется в темноте, светится лишь импровизированный циферблат и волны здесь становятся ощутимее, сотрясают магический барьер, вынуждая Ала тратить ещё больше сил.
- Я могу попробовать его разбить. – Предлагает внучка Гилдартса, которая уже перекачивает энергию в руки, готовясь к единственной, мощной атаке. В любом случае на большее у них не хватит сил и оба это знали. - Мне нужна твоя помощь.
В какой раз за день она это говорит? Нет, гордость от произнесенных слов совершенно не страдает. Волшебница прекрасно понимает, что много отдала Юки, часть выбил первый и второй удары артефакта, а теперь необходимо было собрать все свои силы. Вот только, вряд ли Лейра справиться самостоятельно, учитывая, что сейчас она просто бесполезна.
- Мы можем попробовать… - Выдохнула она, придвигаясь ближе и выступая чуть вперед, замечая золотистый символ, начертанный Дреяром. – Если ты используешь Титана, как долго простоишь и сможешь ли вытянуть щит до сердечника? Я попробую разрушить его Крушением, уничтожу основание механизма, тем самым остановим часы и восстановление монстров да возвышение храма. Спасем наших.
Она не говорила про них, только про тех, кто остался там, в хижине, преобразившейся странным и причудливым образом, которую, как надеялась волшебница, сдерживает Иоши. Сохранят жизни деревенским жителям, призвавшим Хвост Феи, а получившим зеленый молодняк. У них был шанс, уж в это-то можно не сомневаться.
Залу затрясло, сверху послышался сыпучий, бьющийся звук и медленно начал крошиться купол. Бездна все ещё пыталась догнать их, темное, вечное ничто, холодное, где ты не услышишь звуков, не увидишь других людей и будешь лишен магии, потому что частицы эфира ей чужды. Осознание приходит внезапно. Альберона читала про что-то подобное, но очень давно и не уверена, был ли это научный труд или же художественное произведение.
- Александр! – Подталкивает товарища к решению более настойчивым голосом. В голове рождается очередная идея и догадка, но ему о них знать не обязательно. Вся сила Крушения перетекает в правую руку, в то время как в левой, спрятав в ладони, она выудила пустую карту. Это не разрушение мира, в котором они оказались, не защитный механизм против незваных гостей, это так переносится храм отсюда туда, туда, где гильдия в лице молодежи пытается справиться с неизвестным врагом. Но вряд ли их выбросит вместе с артефактом, быстрее уж волны выбьют весь эфир из воздуха и тел, переломают кости и оставят в пустоте. Другое дело магическая карта, которая, по своей сути являлась артефактов. Вдруг удастся спасти хотя бы золотого мальчика.

0


Вы здесь » Fairy Tail: Awesome! » Игра в прошедшем времени » [11.08.814] «The box with the voices»